Прогноз неутешительный: онкологи опасаются, что скоро не смогут лечить своих больных


В ближайшие годы российским онкологам придется трудиться практически в экстремальных условиях: сворачивание национальной онкологической программы и сокращение федеральных расходов на здравоохранение происходят в ситуации валютного кризиса и антироссийских санкций. Профессионалы строят неутешительные прогнозы: от массовых проблем с лекарственным обеспечением до отказа от применявшихся до сих пор современных, однако дорогостоящих технологий лечения.

Больных стало больше

На сегодняшний день на учете в российских онкодиспансерах состоит почитай три миллиона больных. Это число гораздо выросло за минувшие пять лет – благодаря действовавшей в стране национальной онкологической программе повысилась выявляемость, в том числе на ранних стадиях. По словам зампредседателя правления Ассоциации онкологов России, исполнительного директора НП «Равное право на жизнь» Дмитрия Борисова, степень заболеваемости растет и во всем мире – параллельно с развитием диагностики. «По данным ВОЗ, самые низкие показатели заболеваемости в Африке – там ее попросту не видят. У нас в стране отсталые регионы тоже ничего не показывают. И это предлог бить в колокола. А там где кушать деньги, и медики работают – заболеваемость растет», – заявил Борисов, выступая на VIII форуме Движения против рака.

В качестве положительного примера он привел Красноярский кромка, где в территориальную программу госгарантий внесен каждогодний онкоскрининг для людей старше 50 лет. И, кроме того, врачи первичного звена получают премии за любой выявленный на ранней стадии случай.

По словам главного онколога Республики Татарстан Рустема Хасанова, по сравнению с 2009-м годом (времени вступления Татарстана в национальную программу) часть выявляемых ранних форм рака увеличилась почитай на 10%, а пятилетняя выживаемость – на 1%. «Число состоящих на учете пациентов увеличилась на 30%, значит, наши пациенты не умирают, а живут, и это самое главное. А от нас требуется гарантировать их лечебными и диагностическими ресурсами – онкологические больные требуют серьезного внимания. Кроме того, народонаселение стареет, мы хотим дольше существовать, а это значит, что появляется все больше и больше хронических неинфекционных заболеваний, в том числе, онкологических», – рассказал Хасанов.

В отсутствие нацпрограммы

В конце 2014 года завершилась пятилетняя федеральная программа по совершенствованию онкологической помощи. И сейчас, по словам замглавы по научной работе РОНЦ имени Блохина Сергея Тюляндина, «наступил вакуум». «Во всех развитых странах кушать национальные онкологические программы, – рассказал Тюляндин, выступая на форуме. – Эти программы предусматривают целую систему мероприятий по контролю заболеваемости и смертности – раннюю диагностику, профилактику и лечение. В России подобный долгосрочной программы дудки. Но без этого не может развиваться наше курс. Онкология – не та район медицины, где вложив денежки сегодня, можно завтра получить эффект».

Кроме того, будто считает основной внештатный специалист-онколог Северо-Западного федерального округа и Санкт-Петербурга Георгий Манихас, поставленное по программе дорогостоящее оборудование требует поддержки. «А для этого первое, на что я ныне обратил бы внимание – соглашения между Минздравом и регионом о дальнейшем выделении средств для обеспечение эксплуатации этого оборудования, – заявил Манихас. – Такое софинансирование надлежит быть пролонгировано на весь этап эксплуатации этого оборудования, и это надобно заранее продумывать, потому, что некоторым регионам весьма трудно найти средства».

По словам Хасанова, одна, даже столь масштабная и мощная, программа не могла разрешить накопившиеся за многие десятилетия вопросы. К тому же, ныне у онкологической службы совсем другие потребности. Этак, «если вчера мы говорили о том, что иммуногистохимическая диагностика опухолей – это верхотура совершенства, то ныне нужна уже молекулярно-генетическая диагностика – для того, чтоб медицинская поддержка была персонализированной», считает доктор.

Одноканальное финансирование

Впрочем, развитие отрасли сейчас под большим вопросом. Практикующие онкологи не уверены, что удастся сохранить хотя бы уже достигнутый степень онкологической помощи.С первого января здравоохранение России целиком перешло на одноканальное финансирование, при котором все средства в медучреждения поступают из одного источника – фонда ОМС. В итоге, будто рассказал главврач городской больницы №62 Анатолий Махсон, столичное здравоохранение недосчитается 22 миллиардов рублей – из-за того, что бюджет города больше не сможет дотировать медучреждения.

«В 2014 году мы фактически лечили на нормальном европейском уровне. Московское правительство все это оплачивало, включая голосовые и онкологические протезы, – отметил Махсон. – Однако что сейчас делать доктору, если то, что мы применяли в 2014 году, не будет обеспечено тарифами?». По словам медика, по тарифам ОМС на лечение рака гортани выделяется 64 тысячи рублей, в то пора, как лишь голосовой протез стоит 40 тысяч рублей. «Мы удаляем гортань, однако голос восстановить не можем. Мы знаем, что можем сделать лучше, однако сказать этого не можем… Онкологическая служба готова выполнять свои задачи, однако без достаточного финансирования степень ее будет ниже – врачевать мы можем лишь на те средства, которые нам дадут», – заявил Махсон.

Не в лучшем положении оказались и федеральные медучреждения. Будто заявил Тюляндин, РОНЦ имени Блохина покамест «живет прошлогодними жировыми запасами», однако не понимает, будто лечить пациентов дальше. По его словам, тарифы ОМС неадекватны фактической стоимости диагностики и лечения. Этак, тариф на биохимический разбор крови составляет 34,68 рубля, при этом лишь на реактивы требуется 150-200 рублей. А самый большенный тариф на лекарственное обеспечение составляет возле 20 тысяч рублей, из которых на сами лекарства можно потратить 40%, остальные 12 тысяч идут на расходные материалы, диагностику и зарплаты. «Система поставлена с ног на голову, – считает эксперт. – Я должен врачевать так, будто должен, а не по тарифу».

Кроме того, онкоцентру, в котором лечатся 26 тысяч человек в год, в 2015 году выделили итого четыре тысячи квот на высокотехнологичную медицинскую поддержка. «Мы написали письма и ждем переговоров, если в увеличении тарифов нам будет отказано, мы вынуждены будем отказывать москвичам», – заявил Тюляндин.

Лекарственный кризис

Однако больше итого онкологи боятся того, что их пациенты останутся без лекарств. На форуме была презентована ежегодная «Белая книга» Движения против рака, в которой собираются случаи, когда больным отказывали в противоопухолевых препаратах. Жалобы пациентов касаются и замены препаратов, и «отсроченного обслуживания», и прямого отказа в выдаче льготного рецепта (дудки денег, дудки в аптеке, не было закупки). География жалоб – вся край.

По словам профессора Национального НИИ общественного здоровья имени Семашко Елены Тельновой, затраты на обеспечение онкопрепаратами одного пациента в России составляют 20 евро, что меньше, чем в некоторых государствах СНГ, не говоря уже о европейских странах или США. По доступности медицинского обезболивания Россия, по данным международной статистики, занимает 38-е из 42-х пункт в Европе и 82-е в мире. Дешевые обезболивающие препараты оказываются недоступными из-за «бюрократической сложности и излишней волокиты», отмечает Тельнова.

Что касается инновационных таргетных препаратов, то, по словам Борисова, был проведен разбор доступности таких препаратов для двух наиболее распространенных раков – колоректального и опухоли молочной железы. Среди страдающих первым заболеванием таргетные препараты получает 20% нуждающихся, вторым – 25%. Остальных лечат по старому стандарту, либо они вообще остаются без помощи. Ситуация всерьез разнится от региона к региону. В Москве, где на эти цели выделялось четыре миллиарда рублей, по словам Махсона, нужную терапию получало 100% больных.

По словам Тельновой, принятая правительством антикризисная программа для защиты лекарственного рынка в условиях обвала курса рубля подразумевает выделение 16 миллиардов рублей на индексацию цен и дополнительное лекарственное обеспечение. Однако об онкологии там не сказано ни слова. При этом существует реальная опасность ухода с рынка госзакупок зарубежных поставщиков, которых не устроят предлагаемые обстоятельства закупок по старым фиксированным ценам. Вторая опасность – нехватка у регионов денег на приобретение необходимых пациентам препаратов. «Мы должны всеми силами усердствовать объяснять, что, если не добьемся финансирования, никакого снижения смертности получить не удастся», – говорит Тельнова.

На форуме было принято коллективное обращение к президенту России с просьбой не допустить массовых проблем с лекарственным обеспечением льготников. «Необходимо в чрезвычайном порядке разработать и зачислить временный механизм лекарственного обеспечения онкологических пациентов, какой гарантировал бы им своевременную лекарственную терапии», – говорится в этом обращении

Медицина 2.0 (www.med2.ru)
Дата публикации: 06.02.2015

Медицина 2.0 / Главные новости / онкология

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Новости медицины ! © 2014